Аудиозапись телефонного звонка хозяину Митрофана директору охотхозяйства "Омогаевское" Игорю Горохову

Стенограмма

Разговор состоялся в первую неделю шумихи в прессе, ориентировочно 23-24 октября 2006 года. По заданию редакции Игорю Горохову позвонила корреспондент газеты «Наша Вологда» Ольга Колтакова. Первый ее вопрос (несколько секунд вначале не записалось) касался заявления Горохова о якобы злом нраве Митрофана и показе медведя на выставке охотничьих собак в Вологде, состоявшейся в начале того года.

Корреспондент: …Тогда получается, вы такую кучу народу подвергали опасности, в парке Ветеранов, там тысячи людей ходили.

Горохов:  В клетке металлической был.

Корр.: В клетке был?

Горохов:  Вы это <неразборчиво> видели?

Корр.: Я видела, он был в клетке. Но если Вы говорите, что он такой агрессивный, он там запросто… Дети вокруг бегали.

Горохов:  Так ведь детей не подпускали к клетке. В зоопарках тоже звери сидят в клетке, к ним не подпускают же. Там львы… любые звери, крокодилы.

Корр.: Вы считаете, что Старостин в этом письме к губернатору неправду всё написал?

Горохов:  Я ничего не считаю. Я ничего не считаю. Это не мое дело, что они там и как считают.

Корр.: Вы говорите, что сам убили Митрофана, застрелили, правильно поняла Вас, да?

Горохов: Да.

Корр.: Потому что он был агрессивный, и невозможно было с ним работать?

Горохов: Ломал клетку, и вообще невозможно уже было с ним работать.

Корр.: А когда это случилось?

Горохов: Это было 6-го.

Корр.: 6-го чего?

Горохов:  6 октября.

Корр.: Вот совсем недавно, в смысле, да?

Горохов: Да-да.

Корр.: Я, насколько знаю, звери, которые содержатся в охотхозяйствах, там по факту смерти должно быть вскрытие, ветеринарный документ какой там…

Горохов: Акт есть, всё, да.

Корр.: Акт вскрытия или чего?

Горохов: Всё у комиссии, всё у комиссии.

Корр.: Вы комиссии отдали?

Горохов: Да, всё там.

Корр.: У вас сегодня была комиссия?

Горохов: Всё, пожалуйста, там всё в комиссии.

Корр.: А кто в комиссии?

Горохов: Вы же знаете, кто в комиссии.

Корр.: Нет, не знаю. Слышала, что создана, а кто конкретно там — не слышала.

Горохов: Сейчас я больше не могу разговаривать.

Корр.: Ну ладно, спасибо большое.

Горохов: Пожалуйста.

Корр.: До свидания.

Горохов: До свидания.

Аудиозаписи посещения журналистом охотхозяйства «Омогаевское»
под Вологдой, где жил Митрофан

Стенограмма

Корреспондент газеты «Наша Вологда» Татьяна Лентина с фотокором Александром Артюшенковым без предупреждения приехали в охотхозяйство, чтобы расспросить еще раз директора Игоря Горохова, который к тому времен стал неуловимым по телефону для всей прессы. Запись зафиксировала поиски Горохова и реплики работников хозяйства.

Корреспондент: Здравствуйте! А вы не подскажете, Игоря Федоровича где нам найти?

Незнакомец: Его нет.

Корр.: А когда он появится?

Незнакомец: А вон у Толика спросите.

Корр.: А Толик это кто?

Незнакомец: (смех на заднем плане) Сын его.

Корр.: Анатолий, мы снова к Вам. Не подошел еще, нет? А не знаете, когда он будет?

Анатолий: Не сказал.

Корр.:  А можно к Вам внутрь зайти? У вас ведь там работают женщины.

Анатолий: <неразборчиво, похоже на «Что хотели?»>

Корр.:  Поговорить хотели.

Анатолий: <неразборчиво, похоже на «Фигню всякую пишете»>>

Корр.:  Почему <неразборчиво>? А кто фигню-то написал?..

Незнакомец: Не надо. Приедет шеф, с ним и разговаривайте. Даст добро – пожалуйста. Ждите, когда выйдет.

Корр.:  У вас тут много журналистов было, наверное, за это время?

Незнакомец: Постоянно ездят.

Корр.:  Да? А вы тоже никого не пускаете?.. А можно нам хотя бы посмотреть, где медведь жил?..  А у вас остались <неразборчиво> какие-то звери? Вот, Майя, говорят, медведица есть…

Незнакомец: Живет.

Корр.:  Живет? Это не здесь, а с другой стороны там где-то?

Незнакомец: <неразборчиво, похоже на «Живет Майка»>.

Незнакомец: Так ведь Митрофан у вас ведь был, да?

Незнакомец: <неразборчиво, похоже на «Да не знаю»>.

Корр.: (смеется) По-моему, уже  весь мир уже знает про Митрофана, а вы не знаете!

Незнакомец: Первый раз слышу.

Корр.: Ну ладно, мы тогда подождем... И долго нужно так ждать, не знаете? Он вообще…

Незнакомец (или Анатолий): Ничего не сказал, куда уехал. Появится, может, через час, через два.

Корр.: Так мы уж и так тут часика два, наверное, ждем. Может быть, просто позвонить ему, чтоб нам время не тратить? Он, может, вообще сегодня не приедет. Может, он просто скрывается от журналистов. А ему какой смысл, я не понимаю. Он ведь знает, наверное, правду. Если человек, которого сейчас все обвиняют в том, что он врет, так ведь надо же говорить, наверное, и тем людям, которые на самом деле знают, как всё было.

Незнакомец (или Анатолий): Кто врет?

Корр.: Ну вот Старостин, говорят, врет всё. Который про медведя рассказал. Но медведя Митрофана точно нету, да?

Незнакомец (или Анатолий): Про медведя ничего <неразборчиво, похоже на «не знаю» или «не скажу»>.

Корр.: Хорошо, понимаю, вам медведь этот уже осточертел, наверное. Нам — тоже, поверьте. Но… что делать.

Незнакомец (или Анатолий): Ждите. Даст добро говорить <неразборчиво>, разговаривайте. Если нет, то…

Корр.: А кто у вас еще сейчас, кроме медведицы Майки, есть еще какие-нибудь животные?

Незнакомец (или Анатолий): Есть.

Корр.: Кто? Медведь-то один у вас?

Незнакомец (или Анатолий): Да.

Корр.: Подруга Митрофана… Всё ясно. Кабан еще, говорят, у вас какой-то жил.

Незнакомец (или Анатолий): Полудомашний.

Корр.: Ну ладно, будем ждать. Спасибо Вам.

Подошли к другим работникам, сидевшим в курилке.

Корр.: А у вас медведи отсюда далеко живут?

Первый рабочий: В лесу (смеется).

Корр.: Я знаю... Нет, в клетках. Это где? Там медведица да живет, одна? Вам надоели, наверное, журналисты, я так понимаю. Ездят постоянно.

Второй рабочий: Вы-то <неразборчиво>?

Корр.: Мы из Вологды.

Второй рабочий: Дак я понимаю. Из газеты?

Корр.: Газета «Наша Вологда».

Второй рабочий: Всё равно медведя <неразборчиво>…

Первый рабочий хохочет.

Корр.: Так у вас там Майка вроде…

Второй рабочий: Да.

Корр.: Есть там, да? А у вас сегодня не приезжал, говорили, что испанский журналист хотел приехать тоже сюда.

Второй рабочий: Были журналисты, а кто, не знаю.

Корр.: Просто у нас коллеги звонили, сказали, что сюда собирался из Испании журналист приехать к вам.

Второй рабочий: <неразборчиво>.

Корр.: Ага. Так, а тоже самое Игоря Горохова не было самого с утра?

Второй рабочий: Нет, по-моему, он был.

Корр.: Он общается с журналистами?

Второй рабочий: Немного.

Журналист и остальные рабочие смеются.

Корр.: Я просто думаю, ждать ли нам вообще стоит, или нет? Мы и так уже где-то час ездим. Женщина там сказала по телефону, что он должен подъехать. (Обращаясь к фотокору) Сейчас, Саша, подождем еще немножко, посидим. Нам самим уже, да, надоело ждать?

Второй рабочий: <неразборчиво>.

Корр.: Ясно. Тоже про Митрофана ничего не помните?

Второй рабочий: Неа.

Корр.: (усмехнувшись) Ну, тут вот разное говорят...

Второй рабочий: Что?

Корр.: Некоторые говорят, что он жив.

Третий рабочий: <неразборчиво>.

Корр.: Да?

Второй рабочий: Здесь же на содержании. Надо перевезти куда-то, так перевезут. <Далее неразборчиво, но похоже на объяснение, зачем держат в охотхозяйстве>.

Корр.: Его как натаскивают, да?

Второй рабочий: <неразборчиво>.

Корр.: Ну ладно.

Аудиозапись разговора при личной встрече
с хозяином медведя Игорем Гороховым

Стенограмма

Встреча корреспондента газеты «Наша Вологда» Татьяны Лентиной с директором охотхозяйства Игорем Гороховым. Поначалу он отказывается идти на контакт.

Корреспондент: Игорь Федорович, так нам Вас подождать?..

Горохов:  <неразборчиво, выражает недовольство>

Корр.:  Нет, ну правды мы с Вами не разговаривали…

Горохов: < неразборчиво, не желает общаться>

Корр.: Мы с Вами не разговаривали!

<Спустя время директора все-таки удалось уговорить показать кое-что в своей вотчине. Игорь Горохов и журналисты идут на задворки охотхозяйства.>        

Горохов: …Мы их [диких зверей] содержим, мы их держим для какой-то цели своей. У нас есть учредители, у нас частное хозяйство.

Корр.: То есть, Вы считаете, что это и необязательно, в принципе, знать, что и как здесь?..

Горохов: Не обязательно. А зачем? А зачем это нужно вообще кому-то знать? Это наша личная собственность, которую мы содержим. Содержится с определенной целью.

Корр.: А с какой?

Горохов: Ну вот, допустим, держали и медведя, и <неразборчиво>, и <неразборчиво>, и Майку, держат для той цели, чтобы натаскивать собак.

Корр.: Собак. Ага…

Горохов: Да. Чтобы мы могли охотиться. Охота, допустим, на дикого зверя, это не просто, это самое, какой-то… Это непростая вещь — охота на дикого зверя.

Корр.: То есть, нужно к этому делу подходить правильно?

Горохов: Собаки должны работать.  Собаки должны работать.

Корр.: Ясно. А как Вы, Игорь Федорович, ко всей этой истории относитесь вообще? Интересно Ваше мнение. Что Ваш медведь вдруг стал просто напросто героем…

Горохов: Дак ведь баек рассказывают кучу… [Подходят к большой куче мусора] Вот жгли. Вот здесь сожгли всё. Вот оно. Возле этого мусора. Вот здесь сжигали его [медведя Митрофана]. Так это ж было давно. Вон прямо остаток… Потому что рядом вытащили… Куда его тащить? Здесь и сжигали прямо.

Корр.: Ага, ясно всё. А сейчас у вас мишки есть?

Горохов: Майка живет. Потому что Майку мы вырастили с маленькой, с молочной, вот она была…

Корр.: А этого-то вы откуда взяли, Митрофана, он уже большой был?

Горохов: Я же говорю… [показывает фотокору, где медведица] Майка – вон…

Корр.: Этот-то, вы тоже его маленьким взяли?

Горохов: Мы [медведя] Бориса сменили, Борис-то у нас двоих покусал. Мы хотели его сменить. Ему год тому был.

Корр.: Игорь Федорович, а все говорят: «Митрофан был ручной! Умел танцевать…» Это всё ерунда, получается?

Горохов: Да перестаньте! Конечно, ерунда! Не могли вывести мы.

Корр.: О-о-ой, какая красота…

Горохов: А Майку мы заходим и выводим. Пожалуйста, вот 4-го числа можете приехать, мы ее будем выводить, испытания будут, соревнования.

Корр.: 4 ноября, да? Это как раз будет выходной день.

Горохов: Да.

Корр.: То есть, всё фигня, что он там танцевать, плясать? (смеется)

Горохов: Да перестаньте! Всё ерунда, всё придумывают.

Корр.: Как его преподнесли так…

Горохов: И вот Машка, говорят, какая ее судьба. В газете я прочитал, в «Премьере». Какая ее судьба? На суп ее. Больше какая ее судьба. Зачем мы ее держим…

Корр.: А Майке сколько, возраст ее?

Горохов: Майке пятый год.

Корр.: Майке пятый год, да? Но она не такая — по сравнению с Митрофаном, она добрая, да?

Горохов: Ну, Майка, я же говорю, она медведя дикого не видела. Матери, никого не видела. Она воспитана, значит… Татьяна Борисовна у нас ее выкормила, вот, она слепая была, с гнезда взяли. Медведицу убили. Мать.

Корр.: То есть она, можно сказать, что она людьми воспитана, да?

Горохов: Да, она не видала, как говорится, родительской ласки, воспитана людьми, поэтому она совершенно по-другому относится. Мы заходим, ее выводим…
Корр.: А Митрофан там жил, в той клетке?

Горохов: Да, вот где она ходит.

Корр.: Вон там, рядышком, да?

Горохов: Да, она где ходит.

Корр.: Игорь Федорович, так получается, Старостин вообще всё придумал, да? Тут непонятно, конечно, с какой целью…

Горохов: Я не знаю, чего… Я, допустим, вообще не читал все статьи, одни разговоры… Вчера «Премьер» прочитал.

Корр.: А еще у вас такой работник был, Павел Соболев вроде. Вот он утверждает, что… Ну, тоже, где-то в какой-то газете дал интервью, что якобы этот Митрофан…. Он, на самом деле, говорит, что он был злой, агрессивный. Но он говорит, что его все-таки раньше отсюда, из охотхозяйства… как раз в августе месяце. Сказал — да, он был злой, поэтому, возможно, его отпустили в августе месяце.

Горохов: Он не знает вообще. Он просто уволился, он не знает, где, чего.  Ведь я же не хожу, не объясняю работникам…

Корр.: Он просто уже давно не работает, да, и не может знать?

Горохов: Он не может знать. Он знает, что злой был…

Корр.: Ясно всё... А так лично Вы с этим Митрофаном расправились?

Горохов: Я лично.

Корр.: А вот вы звонили Каплину… Нужно обязательно сообщать, когда зверя убивают, чтобы приехали, посмотрели?

Горохов: А как же. Он приезжал, мы, это самое, писали акт.

Корр.: То есть, ему делали… Как это правильно – осматривали, да, животное?

Горохов: Как же, конечно.

Корр.: Чтобы там болезни всякие…

Горохов: Да. Всё осмотрели. Были трое. Потому что как раз тут день такой был, 7-го <неразборчиво>. Больших тайн нет, нам скрывать нечего. А это наше, в общем, наше дело.

Корр.: То есть,  не может такого быть, чтобы мишка, ваш Митрофан, оказался в августе месяце на какой-то охоте, да еще и… А вот Вас можно спросить, как человека, специалиста, наверное… Как журналисты утверждают, вернее, опять же, со слов Старостина, что медведя напоили. Вообще, можно напоить — водкой?

Горохов: Ну, я не знаю. Водкой, наверное, не напоить, в чем-то сладким с водкой – можно. Потому что у нас был, вот, Борис [медведь] до этого. У нас получилось так, что ошейник одели ему, не могли снять. Тоже он агрессивный был очень. И нам пришлось его… Ну, мы его, значит… Дело было несколько не так. Мы ему сделали укол снотворного, он не заснул, вот. Ему пришлось, значит, варенья, водки намешать – дополнительно к тому снотворному, чтобы снять этот ошейник. Чтобы он не задохнулся.

Корр.: То есть, бывают такие случаи, когда необходимо просто это.

Горохов: Звери любят сладкое. А уж водку, я не знаю, как они любят.

Корр.: Игорь Федорович, в Каплин в каком ведомстве работает, можно уточнить?

Горохов: Он — в управлении охотничьего хозяйства.

Корр.: В охотуправлении?

Горохов: Да, в охотуправлении, начальник отдела.

Корр.: Ясно, спасибо большое!

Горохов: Пожалуйста.

Корр.: Мы вас, правда, так долго ждали, не уезжали

Горохов: Извините, но я уезжал.

Корр.: Спасибо огромное, всего доброго, до свиданья!

«Мы ему [другому медведю] сделали укол снотворного, он не заснул. Ему пришлось варенья, водки намешать – дополнительно к тому снотворному, чтобы снять этот ошейник».

Игорь Горохов, директор охотхозяйства, где держали Митрофана.

Митрофан

Медведь Митрофан Медведь Митрофан Медведь Митрофан Медведь Митрофан Медведь Митрофан

Редкие снимки живого Митрофана: медведь выставлен на потеху народу во время выставки охотничьих собак. Начало 2006 г., Вологда, парк Ветеранов. /Фото Александра Артюшенкова

 

Медведь Митрофан: жизнь, смерть и легенды

В ологодским охотоведам этого мишку привезли достаточно взрослым — в возрасте 2,5 года — из питомника в Удмуртии. Митрофан содержался в охотничьем хозяйстве "Омогаевское", что в селе Новленское в 60-ти километрах от Вологды. Там его использовали традиционно — для притравливания. То есть, обучали на нем охотничьих собак, чтобы они не боялись зверя: косолапый бегал на цепи, а псы его атаковали.

Самое драматичное описание событий августа 2006 года содержится в рассказе Сергея Старостина для газеты "Труд" (публикация вышла в ноябре того же года). "Из вологодских лесов трудно уйти без добычи, — начинает он. — Но организаторы — первый вице-губернатор Сергей Громов и глава Управления федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Вологодской области Андрей Филатов — перестраховались. В моем подчинении — все егеря области. От них я узнал, как было дело.

Для охоты королевской семьи на медведей приготовили семь овсяных полей. Зверь обязательно вышел бы под ружье. Но Громов, видно, побоялся осечки. Понятно, не хотел расстроить Его Величество, если тому зря придется просидеть в засаде. Вот и отдал команду егерям привезти Митрофана.

«Видавшие виды егеря отводили глаза, когда я спрашивал про охотничье мастерство Хуана Карлоса I. Косолапый умирал тяжело: первая пуля только ранила его, пришлось мишку добивать».

...Его накормили медом, смешанным с водкой, завели по стропилам в грузовик, поставили на растяжку — на шее петля, а концы цепей закреплены на противоположных бортах машины. Так и поехали. На поле Митрофан слегка очухался и принялся за овес. К человеческому запаху он давно привык, поэтому спокойно приблизился к охотникам. Но выстрел короля был неудачным. Вашим читателям лучше не знать, как умирал Митрофан.

И видавшие виды егеря отводили глаза, когда я спрашивал про охотничье мастерство Хуана Карлоса I. Косолапый умирал тяжело: первая пуля только ранила его, пришлось мишку добивать. Никто не захотел рассказывать про предсмертные муки Митрофана и про то, кто добил раненого медведя".

По мнению Старостина, хозяина мишки директора охотхозяйства "Омогаевское" Игоря Горохова принудили стать «торпедой», то есть взять убийство на себя: "Он сам мне рассказывал, как приехали накануне королевской охоты люди от первого замгубернатора Сергея Громова и от Андрея Филатова — руководителя управления Россельхознадзора по Вологодчине. Сказали, что забирают медведя для охоты, и обещали Горохову заплатить двадцать тысяч — потом. Но так и не заплатили! Горохов после горько переживал, но попробуй не дай медведя?! Тогда ему, как тому крепостному, мигом жизнь исковеркают и хозяйство отымут! Но самое подлое, что его же заставили клеветать в камеру на себя!"

Когда началась шумиха в прессе, Горохов отвечал о медведе довольно невнятно, но когда власти объявили, что король Испании не убивал пьяного Митрофана, его хозяин уверенно взял на себя уничтожение зверя. Ту же версию затем подхватили и местные чиновники, и многие журналисты. Игорь Горохов начал уверять, что это был "по натуре очень злобный, агрессивный зверь", и за четыре года, которые Митрофан прожил в охотхозяйстве, его не смогли использовать ни на состязаниях, ни при натаскивании собак. "Мы ремонтировали клетку и плохо проварили стенку. Она отлетела. Медведь начал вылезать. Мы попытались запихнуть его обратно, но не получилось. Пришлось применить оружие, и вечером 6 октября я его застрелил", — подытожил он.

"Митрофан был неуправляемый, — вторит Горохову ведущий специалист областного охоткомитета Евгений Никитин. — Пол не могли у него настелить. Он его сгрызал. Ребята не трусливые у нас, но в клетку к нему никто не зашел".
Бывший егерь Павел Соболев заявил вологодской газете "Хронометр", что "содержать зверя в хозяйстве не было смысла. О вольере не было и речи. И в лес выпускать опасно. Все равно бы пришел к людям. И что тогда?"

"Но кто же тогда выставлялся на ярмарках и снискал всеобщую любовь? — задался вопросом корреспондент газеты "Версия" (Москва). — Судя по всему, Старостин, а вслед и журналисты попросту приписали Митрофану качества медведицы Майки. Эта особь также проживает в хозяйстве Горохова. Ее действительно вырастили с младенчества. Именно Майка выступает на состязаниях, ездит по ярмаркам и даже позволяет сыну Игоря Горохова кататься верхом на ее спине".

Но журналист "Версии" ошибается. Тот факт, что именно Митрофана выставляли на городском празднике (на фото вверху), подтвердил сам Игорь Горохов. Он случайно проговорился об этом, когда давал по телефону комментарий газете "Наша Вологда" в первые дни скандала (первая аудиозапись). Причем тогда хозяин мишки ни словом не обмолвился о "злобном нраве" Митрофана. Наоборот, убеждал корреспондента, что никакой опасности не было.

Горохов

Новленское Новленское Новленское Новленское Новленское Новленское Новленское Новленское Новленское Новленское

Игорь Горохов показывает корреспонденту газеты «Наша Вологда» Татьяне Лентиной кучу мусора, на которой накануне якобы сожгли тушу Митрофана. Но никаких видимых останков (черепа, костей) журналисты не увидели. / Фото Александра Артюшенкова