Памяти Митрофана

В тот памятный вечер медведь Митрофан
Залился слезами, признавшись:
«Друзья мои, я омерзительно пьян!
Коллеги, мне надо на пашню!»

 

«Давай не шали! Дотяни до утра
Мужчиной будь, Миша! Будь стоек!
Иди хоть проспись. Ну и вид у тебя!
Какой ты медведь? Алкоголик!»

 

Едва рассвело, всё затихло вокруг
С полей потянуло туманом...
Помятого, бледного, пьяного в дуб
Ведут на расстрел Митрофана.

 

Мишень на спине и мишень на груди!
И егерь запаренный злится:
«Давай, паразит, через поле иди!
Так можно же и простудиться!»

 

И мишка пошел, увязая в грязи,
Холодный, босой и голодный!
И где-то на середине пути
Упал он свинцом пораженный!

 

Я плачу сегодня, не хочется петь
Холодные ветры подули!
На русской земле лежит русский медведь
Пронзенный испанскою пулей!

Розмарин

 

Невозможные выводы следствия
по делу убитого Митрофана

Лампочки в прокуратуре раскалились добела
Выраженья вне культуры, позаброшены дела
Выясняют всей конторой… закрутилась круговерть
Был ли пьян медведь, веселый
или трезвым шел на смерть?
Был ли в форме косолапый или подло опоен?
Был ли он один мохнатый или целый легион?
Где медведь? Что с ним случилось?
Отвечают все: «Приснилось!»
Был король-то на охоте? Отвечают –
«может», «вроде».
Следователь не дурак. Сразу понял, что да как!
Накатал доклад подробный.
Правду жестко написал!
Мол, король, чудак природный, на охоту опоздал!
Он никак не мог медведя завалить из-за угла!
Его видели соседи в Копенгагене с утра!
Он вообще животных любит – зайца, ежика, дрозда
Змейку видит – приголубит!
А стрелять в них – никогда!
Что касается медведя, то он умер просто так
Были с головой проблемы,
с печенью — так полный мрак!
Следствие установило, что в компании волков
Он не раз громил витрины у лисичек и сурков
Так чему же удивляться – знать про то давно пора!
Что спиртное вкупе с бл**ом не доводит до добра!
Ну а что свинец в желудке,
так алкаш – чего же взять!
В рот тащил ежеминутно всё,
что с пола мог поднять.
Выводы специалистов, показанья егерей
Были приняты с восторгом  мировой монархией!
Мир как был… не изменился. 
Верить — наш прямой удел
И никто не извинился, и никто не покраснел!

 

Розмарин
(Псевдоним вологодского журналиста.
Стихи опубликованы в октябре 2006 года
на www.forum.region35.ru)

Карикатуры и пародии
в испанской прессе

Авторов этого коллажа в газете "Deia" королевский двор пытался засудить. Кстати, следующие две карикатуры – об ожидании и получении королем голов подсудимых Хосе Антонио Родригеса (Rodríguez), Хавьера Луиса Рипа (Ripa) и Николы Лококо (Lococo).
Карикатура

 

Рисунок Владимира Камаева.

Царская охота

Народный сказ без прикрас про Гуана-стрельца, Воеводу-хитреца,
про его команду и дурацкую пропаганду, про всяких других
и медведя Митрофана, который страдал из-за них

Герои сказа — все и сразу

СКОМОРОХ — для любой власти плох: режет правду-матку, не берёт взятку, живёт небогато, но честно. Как звать — неизвестно.

Гишпанский стрелец КАРЛОС ГУАН — в охоте не профан. Каждую субботу вылетает на охоту в дальние края, но не в роли царя.

ДрызгалёвВОЕВОДА*. Мужчина особого рода: уважает не всех людей, а больше тех, кто главней. Охотник — страсть, но ещё больше любит власть, во главе стола сесть, выпить да поесть.

МИТРОФАН — русский ручной медведь. Привык в клетке сидеть, чтоб кормили задарма и досыта — каждый день полное корыто. В общем, навроде как воеводе.

Боярин КАСЬЯН** — при любой власти сыт да пьян. После служения купцу поставлен на кошт к хитрецу: холопов поучать да казённые денежки паковать.

ЕГЕРЬ* Стручков — из местных простачков. Мелкая птица, начальство боится. В клетке держал Митрофана, за то и пострадал от обмана.

НАРОД — не бузотёр, не сквалыжник, но держит за пазухой про запас булыжник. Знает, что главные в бедах виновники — прохиндеи-чиновники.

КОМАНДА воеводы — все остальные, кроме народа.

Позгалев

*) Человек, похожий фамилией на Вячеслава Позгалёва, губернатора Вологодской области в 2006 году, ныне – депутата Госдумы.

Касьянов

**) Человек, похожий фамилией
на Владимира Касьянова, замгубернатора Вологодской области в 2006 году.

Горохов

***) Человек, похожий на Игоря Горохова, владельца медведя Митрофана, директора охотхозяйства «Омогаевское»

Поэма «Царская охота», написанная в стиле сказки Леонида Филатова «Про Федота-стрельца», печаталась только в Вологодской области. Впервые — 2 февраля 2007 года в самодеятельной газете «Мужики» за подписью Владимира Деева (вероятно, псевдоним). Спустя две недели — в предвыборной газете «Суровая правда». Затем — 7 марта 2007 года в еженедельнике «Русский Север-Пятница» в несколько сокращенном виде за подписью Митрофана Михайлова (псевдоним). Последний раз — в газете «Спутник Череповца» в том же году. Настоящим автором поэмы является, скорее всего, Виталий Дунаев из Череповца.

Три первых издания спонсировал Михаил Суров – вологодский политик, бизнесмен, коллекционер старины и очень яркая личность. В 2011 году он в 56 лет погиб в автокатастрофе на трассе Вологда — Медвежьегорск. По некоторым данным, в сферу его деловых интересов входило и охотхозяйство «Омогаевское», где держали Митрофана. Неудивительно, что автор поэмы показывает хорошую осведомленность в перипетиях скандала.

Кстати, в похожем авантюрно-сатирическом жанре, только прозой, написана книга «Провинциальные сказки», которую Михаил Суров издал в 1997 году под псевдонимом. У героев тех сказок были вымышленные фамилии, но такие, что вологжане сразу узнавали местных деятелей.

Нынешняя публикация «Царской охоты» — на основе газеты «Русский Север», где благодаря профессиональной редактуре поэма стала компактнее и динамичнее.

Номера газет «Мужики», «Суровая правда»
и «Русский Север», где печаталась поэма об охоте испанского короля.

СКОМОРОХ
В нашем царстве, в тридцать пятом государстве (ежели по глобусу — так вверх и налево) правила не королева и не родственник царёв, а воевода Дрызгалёв. Ни плохой, ни хороший, а так — в серединке. Властвовал по старинке: карман себе набивал и свою команду не забывал. Давал ей подкормиться за счёт местной мошны и из-за границы. Львов и медведей любил стрелять. В общем, посредственная… личность. Предпочитал наличность и борзых щенков, а население держал за дураков. Того же мнения было о нём и население.

ВОЕВОДА
Эй, бояре! Геть сюда!
Тут не радость, а беда:
Едет к нам гишпанский Карла,
Остальное — ерунда!

Вы ж команда воеводы,
А не с улицы уроды!
Тот Гуан вам не фуфло —
Человек моей породы!

Он в охоте ярый спец:
Как шарахнет, так — конец!
Для него добыча — мишка,
А не крашеный писец.

Это вам не Нахалков,
Не Жуйгу и не Душков.
Царь велел: «Того Гуана
Встрень без всяких дураков».

КАСЬЯН
Встренуть, стало быть, без нас?
Ни фига себе приказ!

ВОЕВОДА
Без тебя уж точно, рожа.
Сделай милость — скройся с глаз.

От тебя тут проку нет,
Зря поганишь кабинет.
А медведя для Гуана
Мне доставит главный мент.

КОМАНДА (хором)
Мишку в чаще завалить —
Это ж мать твою етить!
Как гуанову охоту
Без контролю допустить?

Вдруг промажет дон Гуан,
Если будет сильно пьян?
Из Расеи без трофея
Воротится как пацан!

ВОЕВОДА
Ох, не спустит энто царь!
На кол задницей, как встарь,
Всех посадит однозначно:
Чай гэбист, а не звонарь.
Будет вам, козлам, урок!

КОМАНДА (хором)
И тебе, поди, не впрок…
На колу тебе не светит
Воеводства новый срок.

ВОЕВОДА
Энто точно. Не учёл.
Я бы лично предпочёл
Сесть в четвертый раз на троне,
Чем разок на царский кол.

КАСЬЯН
Я, вобче-то, не герой,
И не мой тут геморрой,
Но за задницу кормильца
Встану грудью, как горой!

ВОЕВОДА
Не гони, Касьян, пургу —
Больше слышать не могу!
А достань ручного мишку,
Но про энто — ни гу-гу!

Чтоб не знали писаря,
Чтоб Гуан пыхтел не зря,
Я б отдал тебе полцарства…
Фигурально говоря.

КОМАНДА (хором)
Чтоб Гуану метким слыть,
Надо мишку подпоить -
Говорим одномандатно.

ВОЕВОДА
Стало быть тому и быть.

СКОМОРОХ
Выпил Касьян мадеры стакан, стырил на счастье подкову и поехал к егерю Стручкову. Тот егерь — не большая шишка, но у него живёт дрессированный мишка по имени Митрофан. Хоть егерь с утра был изрядно пьян и не ждал Касьяна, тот провёл операцию без изъяна.

КАСЬЯН
Среди местных дурачков
Ты умнее всех, Стручков.
Мы с тобою сговоримся
Без задорин и сучков.

Хочешь счастье поиметь?
Рупь — тебе, а нам — медведь.
Двадцать тысяч «деревянных»!
По рукам? И не гундеть.

ЕГЕРЬ
Если, значит, по уму,
Я чегой-то не пойму:
Двадцать тысяч «деревянных» —
Энто только одному?

У меня ведь Толик сын,
Да при этом не один:
Есть жена, свинья в загоне
И работничек — грузин.
Всем по двадцать — это да!

КАСЬЯН
Не зачешешься тогда?
А на Паприху не хочешь?
Прям отсюда — и туда!

Мы тебе в один момент
Склеим веский аргумент:
Ты имеешь частный бизнес?
Значит, вредный элемент.

ЕГЕРЬ
Где?.. Чего?.. Пошто накат?
Я ни в чём не виноват.

КАСЬЯН
Если только слово вякнешь,
Замолчишь навечно, гад.

ЕГЕРЬ
Ой, боярин, что за слог?
Сразу я понять не смог.
Вам из клетки Митрофана
Тотчас выведет сынок.

А пошто его беречь?
Лучше сразу тяжесть с плеч.
Я родному Дрызгалёву
Всё отдам. Об чём тут речь!

Ох как я его люблю!..
Не возьмёшь ещё свинью?
Али пьяного грузина,
Али жёнушку мою?

КАСЬЯН
Слушай, егерь, не дури.
А об чём узнал — умри.
Завтра в полдень Митрофана
Крепкой брагой напои

И доставь его к кустам.
Воевода будет там,
С ним гишпанец толсторожий.
Там и денежки отдам.

ЕГЕРЬ
Лучше б денежки сейчас…

КАСЬЯН
А не хочешь в левый глаз?
Али, может, лучше в правый?
Сей момент пришлю спецназ!

ЕГЕРЬ
Понял-понял. Ваша власть.
Поохотитесь вы всласть.
Вот же, блин…
Ведь жил же тихо…
И такая вдруг напасть!

СКОМОРОХ
Тем временем среди ночи вылетел гишпанский Гуан из Сочи (повидал там царя, хлопнули втихаря по два стопаря). И направился удалец прямо в Череповец. А там на аэродроме Дрызгалёв воевода и с ним ещё штук пятьсот непростого народа. Сами на себя с утра не похожи, у всех официальные рожи. Издали поглядишь — ну чистая банда, а поближе — так, вроде воеводская команда. Сходит Гуан по трапу и видит перед собой местного папу.

ГУАН
Камарадо Дрызгалёв,
Ты не болен? Ты здоров?
А чего такой опухший?
Отвечай, в конце концов!

ВОЕВОДА
Миль пардон! Адью! Привет!
Для пределов счастья нет!
То есть — тьфу! —
пределов счастью…

Щас составлю вам ответ.
В общем, энто… так сказать…
Как бы, господи, начать…
Я готов всем телом делом
За опухлость отвечать.

ГУАН
Что за русская черта?
Я не понял ни черта.
Аль приехала со мною
Переводчица не та?

Переводчицу сменю.
А Расею я люблю!
Так не скинуться ль, бояре,
Нам за энто по рублю?

ВОЕВОДА
Ну зачем? Халява, плиз!
Это, в обчем, не каприз,
А традиция такая.
Вам, мусью, плезир-сюрприз.

Будет всё у вас о-кей!
Постреляйте медведей
И природой насладитесь.
Вот — послушайте людей.

КАСЬЯН (выскакивая вперёд, Гуану)
Ой да люли! Ой да ой!
Мы — гишпанцы всей душой!
Спим и видим мы мадеру,
Нам Анталья — дом родной!

ВОЕВОДА (Касьяну, тихо)
Ты, каналья, очумел
Либо браги переел:
Ну какая там Анталья
И мадера! Охренел?

Что Анталью вспомнил, дрянь?
Там не Турция — Гишпань!
А мадеру разливает
Славный город Еревань.

КАСЬЯН
Не-е... Мадеру — португал.
Я вчера с неё рыгал.
А в Анталье, ей же Богу,
Я ни разу не бывал.

ВОЕВОДА
Вот сошлю тебя в Уганду,
Там и делай пропаганду!
Не погань хмельным мурлом
Воеводскую команду!

ГУАН (Воеводе)
Всё, достаточно. Адью.
За приём благодарю.
Мне пора по расписанью
Приложиться к алтарю.

СКОМОРОХ
Взял Гуан переводчицу да Акунина томик и отправился в охотничий домик. А Дрызгалёв с Касьяном — вслед за ним караваном. Но, видать, для Гуана не вышли рожей: не пустили их дальше прихожей. Так и остались под кустом вечерять, егеря с Митрофаном встречать.

ВОЕВОДА
Где там чертов Митрофан?
Наливай полней стакан.
Аль споим дурному мишке
Нашей браги целый жбан?

КАСЬЯН
Жбан ему не по зубам,
Пару вёдер выйдет нам.
Но закуски ни кусочка
От команды не отдам!

ВОЕВОДА
Ох и любишь ты пожрать!
Всё голодный, словно тать.
На прокорм моей команды
Век налогов не собрать.
Надо ж что-то и себе…

КАСЬЯН
Хочешь, дам совет тебе?
Всей командой присосёмся
Прямо к газовой трубе...

ВОЕВОДА
Коль ещё помянешь газ,
То получишь прямо в глаз!
Не твоё собачье дело,
Кто сосёт трубу сейчас.
Нам пока не по плечу…

КАСЬЯН
Понял-понял. Всё. Молчу.

ВОЕВОДА
А за царскую охоту
Я охотно отплачу.

СКОМОРОХ
С утра, но не очень рано егерь привел Митрофана, вылил ему остаток из жбана. Хлебнул Митрофан и стал в стельку пьян — такой же, как воевода: слабая оказалась порода. А воевода с Касьяном храпят под кустом, каждый прикрылся своим картузом.

МИТРОФАН
Что за наглые тузы
Раскидали картузы?
Аль медведя не боитесь,
Аль не видели бузы?
Энто что за старый хрен
Поднимается с колен?

ЕГЕРЬ
Энто, Миша, воевода —
Не простой абориген!

МИТРОФАН
Век свободы не видать,
Век мне лапы не сосать!
Ежли энто воевода,
Я — медвежья богомать!

ВОЕВОДА (егерю)
Энто что за хулиган?

ЕГЕРЬ (медведю, тихо)
Ты потише, Митрофан:
Очень важно воеводов
Отличать от обезьян.

МИТРОФАН
Хоть меня ты приручил,
Но наукам не учил.
Где мне знать, что воевода,
А не лысый гамадрил?

ЕГЕРЬ
Помолчи, тебя прошу!
Выпей браги, съешь лапшу.
Если хочешь, медовухи
Я немедля сгоношу.

МИТРОФАН
За свободу — наливай!
Только — чур! — не проливай.
Медовуха — энто дело,
Даже если через край.

ВОЕВОДА
Что за пакостный мужик?
Я к уродам не привык.
Аль шпиён в медвежьей шубе?
Аль нестриженый лесник?

ЕГЕРЬ
Энто, барин, Митрофан.

ВОЕВОДА
Он тверёз ещё иль пьян?

ЕГЕРЬ
Распьянёшенек, бродяга.

ВОЕВОДА
Вот потешится Гуан!

СКОМОРОХ
Отхлебнул Митрофан медовухи полжбана, упал и придавил Касьяна. А тот — ну ворочаться: просыпаться не хочется.

ВОЕВОДА (Касьяну)
Эй, вставай, жидомасон!
Прекращай свой сладкий сон!
Будя рядом с Митрофаном
Носом хрюкать в унисон!

КАСЬЯН (мгновенно просыпаясь)
Всё уже. Физкульт-привет!

ВОЕВОДА
Я тут на ногах чуть свет
Чутко бдю об государстве,
А тебе и сраму нет?

КАСЬЯН
Воевода! Ей же ей,
Горемыку пожалей:
Я вчерась гонял по лесу
Двадцать восемь егерей!

Тридцать шесть часов не спал,
Но медведика достал.
Вон — как Ленин в мавзолее —
Не шевелится, нахал.

ЕГЕРЬ
Мне б теперя двадцать тыщ…

КАСЬЯН
Ах ты плесень, ах ты прыщ!
Ты мне с энтим аргументом
Как на заднем месте свищ.

ЕГЕРЬ
Что ругаешься, как мент?
«Аргумент» да «аргумент»…
Вот возьму и Митрофана
Уведу в любой момент.

КАСЬЯН
А спецназ? Ужо спущу!
Я ведь, паря, не свищу:
За родного воеводу
Я вовеки не прощу.

ВОЕВОДА (Егерю)
Этот — да! Вопьётся гад —
Будешь ты, холоп, не рад.
Он тебе в момент устроит
«Гром в пустыне» и Багдад.
Я и сам его боюсь.

ЕГЕРЬ
Двадцать тыщ…

ВОЕВОДА (Егерю)
А ты не трусь.
Дай Касьяну по сусалам —
Я уж после разберусь.

ЕГЕРЬ
Что ты, папа! Вот напасть…
Не поднять руки на власть.
На, бери за так Митроху:
Лишь бы шкуре не пропасть.

КАСЬЯН (Егерю)
Сразу понял, что к чему,
Что такое «по уму»?
По субботам только умный?
Забирай скорей суму
И отсюдова катись!

ЕГЕРЬ (уходя, про себя)
Ладно, гнида, подавись…

КАСЬЯН (вслед)
И со мной встречаться боле
Ты, Стручков, поберегись.

ВОЕВОДА (Касьяну)
Ах и шельма! Ах, подлец!
Сэкономил? Молодец!
Две — тебе, мне — восемнадцать.
Поделили — и конец.

КАСЬЯН
Ой ты, господи еси!
Благодарствую, мерси!
А Стручкову я пятёрку
Завтра выдам на такси.

СКОМОРОХ
Тем временем однако проснулся гишпан-забияка, перестал ворочаться рядом с переводчицей. Спичкой чиркнул, в окошко зыркнул: как там охота? Уж больно охота! Солнышко поднимается, Гуан на медведя собирается. А Митрофан под кустом храпит, просыпаться ничуть не спешит.

ВОЕВОДА
Эй, послушай-ка, Касьян:
Митрофан сурьёзно пьян.
Не случился бы с Гишпанью
Неудобный мезальян…

Коль допустим мы прокол,
Сразу — задницей на кол,
А Гуан с царем совместно
Нам подпишут протокол.

КАСЬЯН
Не хотелось бы, ей-ей…
Как бы пару медведей
Отыскать нам потрезвее...

ВОЕВОДА
Или парочку людей…

КАСЬЯН
Я не понял.

ВОЕВОДА
Почему?
Дай-ка шпандыря уму,
Напряги извилин пару:
Враз смекитишь, что к чему.

КАСЬЯН
А-а…
Медвежью шкуру взять,
Полоумного сыскать
И под пулю басурмана
В этой шкуре и послать?..

ВОЕВОДА
Золотая голова!
Слышать рад твои слова.
Догоняй быстрей Стручкова:
Время ж — пять и сорок два!

КАСЬЯН
Щас притащится Гуан.
Вот же чёртов Митрофан!
Нахлебался медовухи,
А теперь — беги, Касьян!

СКОМОРОХ
Помчался Касьян за Стручковым, прикинулся пряником медовым и за пять рублей выторговал две шкуры от медведей. Одну — хорошую, но маленькую, другую — большую, но старенькую. Маленькую спрятал для себя в огороде, а большую отнёс к Воеводе.

КАСЬЯН
Вот, за сорок тыщ урвал!

ВОЕВОДА
Перед смертью зря сбрехал...
А теперь-ка в энту шкуру
Полезай скорей, нахал.

КАСЬЯН
Дрызгалёв, отец родной!
Что ж ты делаешь со мной!
Я же… Как же… Почему же?

ВОЕВОДА
Вот приказ последний мой:
За отчизну за свою
Ты погибнешь, как в бою.
Я госпремию посмертно
Отслюнявлю — зуб даю!

КАСЬЯН (падая на колени)
Воевода!

ВОЕВОДА
Не трынди!
Будет слава впереди:
Я три звёздочки героя
Прикручу к твоей груди.

КАСЬЯН
На хрена в гробу звезда
Хоть на лацкан, хоть куда?
Мне б пожить ещё немного!

ВОЕВОДА
Жизнь — такая лабуда…
И особенно твоя.
Да, Касьянчик, вспомнил я:
Отпиши мне завещанье —
Я ведь папа для тебя.

Что разбрасывать деньгу?
А вдове я помогу.
За тебя мы коллективно
Не останемся в долгу!

КАСЬЯН
Не губи, отец родной!
Лучше на кол!

ВОЕВОДА
Мне — с тобой?
Ты, боярин, жил поганкой,
Хоть подохнешь, как герой…
И запомни, брат Касьян:

Как появится Гуан,
Ты скачками по-над полем
В энтот выскочишь бурьян.
Только шибко не беги —

Потихоньку, в полноги.
И на всякий случай шкуру
По пути побереги.
Мне ж тебя потом шкурить,

Кости — напрочь,
жир — топить.
А вдове отправлю ляжку —
Холодца чуток сварить.

КАСЬЯН
Папа! Батюшка! Отец!
Не хочу я в холодец!

ВОЕВОДА
Всё. Замяли. Одевайся —
И бегом в кусты, подлец!

КАСЬЯН (в отчаянии)
У-у-у!

ВОЕВОДА
Ага, похож.
Я гнусней не видел рож.
Слава Богу, очень скоро
Попадёшь ко мне под нож.

СКОМОРОХ
Касьян горькими слезами заливается, но в шкуру медвежью обряжается. Под кустом корячится, от Гуана прячется. А воевода его оттуда палкой гонит, хоть Касьян брыкается и стонет.

Однако Касьян — большой хитрован: ускакал за ближний предел да там шкуру и переодел. Влез в нее задом наперёд, чтобы всё было наоборот: будут стрелять в башку, а попадут в кишку. Глядишь, и останется живой: что медведю — смерть, то Касьяну — только геморрой. Тем временем выскочил Гуан на полянку и нацелил свою берданку.

ГУАН
Воевода, камарад,
Мишки есть? Я очень рад!
Поднеси мешок патронов…

ВОЕВОДА
Да стреляй хоть всех подряд!
Я — широкая душа,
Мне не жалко ни шиша.
Это ж всё вокруг — халява…
Бей, Карлуша, не спеша.

ГУАН
О! Россия — вери гуд!

ВОЕВОДА
Щас вон мишки побегут.
Глянь — в бурьяне шевелится…

ГУАН
Айн момент! Бабах — капут!
Уложу его как лист:
Ведь учил специалист
Наш диктатор дядя Франко —
И охотник, и фашист…

ВОЕВОДА
Если хочешь срезать враз,
Цель медведю прямо глаз.

ГУАН
Не учи отца — и баста!
«Баста» — наш гишпанский сказ…

ВОЕВОДА
Нихт ферштейн, пардон, увы!
Вон, гляди-ка, из травы
Показался Митрофан!

ГУАН (вскидывает берданку)
Хенде хох!

ВОЕВОДА (про себя)
Прощай, Касьян…

ГУАН (приглядевшись)
Русский мишка — идиот!
Скачет задом наперёд!

ВОЕВОДА
Ну, Касьян!
Какой хитрющий…
Бей его в противоход!

ГУАН
О, я это понимай…
Включен реверс?
Ну, гуд бай!

ВОЕВОДА (про себя)
А меня, Касьян, за это
Лихом ты не поминай…

СКОМОРОХ
Пальнул Гуан в заразу из двух стволов сразу. Целил медведю в зад, а попал в касьянов лоб аккурат. Пули сквозь башку так и просвистели, но мозгов совсем не задели. А хитрый Касьян свалился и дохлым медведем притворился.

Но тут из кустов — живой Митрофан, как всегда пьян. И спьяна рычит на Гуана…

МИТРОФАН
Ох и тяжкая судьба:
Спать прилёг, а тут стрельба!
Оборзели, гамадрилы!
Что за пьяная гульба?

ГУАН
О, ещё один медведь
Для трофея поиметь —
Это будет очень славно.
(Митрофану)
Хенде хох — и не реветь!

МИТРОФАН
Чтоб ты, черт носатый, сдох!
Щас устрою «хенде хох»!
Будешь ты к своей берлоге
Зайцем прыгать без сапог.

ГУАН
Воевода! Миль пардон!
Кинь быстрее мне патрон!
А не то царя Гишпаньи
Загрызут со всех сторон!

ВОЕВОДА (про себя)
Что ни кинь — один конец:
Был холопам я отец,
А теперя — в лапы к мишке
Или царский кол в торец…

(Падает на колени, плачет).
Митрофанушка, постой,
Я ведь парень золотой!
И пожертвовал намедни
Я практически собой:

Друга в шкуру нарядил
И в овсы гулять пустил,
Чтоб Гуан — стрелец гишпанский —
Вдруг тебя не замочил!

МИТРОФАН
И откуда это вдруг
У тебя завёлся друг?
Неужели приключился
Средь бояр такой испуг?

ВОЕВОДА (плача)
Не губи, звериный царь!

МИТРОФАН
Ладно льститься, словно псарь…
Я и так — партейный символ
И почти что государь.
Что Гуан, что гуано —
Мне теперя всё равно.

Ну-ка, быстро ноги в руки
На соседнее гумно!
Там скрывайся пару дней,
Даже нос казать не смей!

ВОЕВОДА
А гуанова охота?

МИТРОФАН
Настращаешь егерей.
Те доложат, что меня
Прямо среди бела дня
Застрелили возле клетки.

ВОЕВОДА
Это ж полная фигня!

МИТРОФАН
Мало ль ты фигни порол?
Все мозги царю заплел
И людям лапши навесил…
Всё! Умолкни, балабол!

ВОЕВОДА
Хорошо. Молчу, молчу…

МИТРОФАН (Гуану)
А тебе сказать хочу:
Если снова где-то встречу,
Враз башку отворочу!
Мало вам своих лесов,
Белок, зайцев, гончих псов?
Понаехал тут с берданкой!
Хошь — уедешь без трусов?

ГУАН
Мне нельзя без панталон:
Это будет моветон.
Мне камзол положен синий
И с шестеркой фаэтон.

МИТРОФАН
Воеводу не жалей -
Запрягай его скорей.
Он шустёр шестёркой бегать
За каретами царей.

ВОЕВОДА (жалобно)
Ну-ка, брысь отсюда враз!
Ну, а шкура? Мне б сейчас
Озаботиться трофеем -
Для отчета напоказ.
Аль со шкурой на полу,
Али задом на колу…

МИТРОФАН
Что ж ты, дядя, приставучий,
Словно нищий на углу!
Всё канючишь день и ночь…
Уходи отседа прочь!

ВОЕВОДА (угрожающе)
Зря не хочешь,
Митрофанчик,
Горю нашему помочь…
(Убегает, бросив Гуана).

СКОМОРОХ
Плюнул Митрофан воеводе вслед да и скрылся в чаще от будущих бед.
А воевода прыгнул в бурьян, где валялся Касьян. Тот лежит — ну вылитый мертвый медведь, даже начал изрядно смердеть.

Воевода его ошкурил, дырки в башке жвачкой залепил. Стал Касьян как новый: опять ведёт разговор бредовый. В общем, никто ничего не приметил, когда его наутро в городе встретил.

Старую же шкуру Гуану подарили и с миром в Гишпанию проводили. Уехал хоть и в панталонах, но злой, говорит: в Россию теперь — ни ногой.

А воевода как с гумна вернулся, так и вовсе на охоте свихнулся. По лесам день и ночь шляется, за всякой живностью гоняется: за галкой — с палкой, за хомячком — с вязальным крючком, за куропаткой — с рогаткой, за сохатым — со знакомым комбатом, за белкой — с детской свистелкой, за лисичкой — с горящей спичкой, за зайцами — с варёными яйцами, за волком — с мотопехотным полком… Спит и видит, как Митрофана убьёт.

А что же НАРОД?
Безмолвствует…

Газета «Русский Север», 2007 год