Сюжет телеканала НТВ о скандале с королевской охотой, октябрь 2006 года 

Сюжет в передаче "Максимум" телеканала НТВ , 28 октября 2006 года 

Видеофрагменты встречи Сергея Старостина с журналистами
24 октября 2006 года

 

Фальшивомедведчики

Газета «Русский Север» (Вологда), 2007 г.

Губернатор «ликвидировал» неугодного чиновника,
а вместе с ним еще 276 человек.

 

Вместо предисловия. «Наболело уже!»
(Из неопубликованного интервью [с Сергеем Старостиным], ноябрь 2006 года).

Сергей Валерьевич, как вся эта история попала в прессу? Вы к кому-то из журналистов обращались?

— Нет, к журналистам я лично не обращался, потому что мне тут же «пришили» бы, что я нарушил должностной регламент, в соответствии с которым я не могу прямо в прессу обратиться. У меня есть начальник, еще выше есть Громов, есть губернатор — то есть, должностная лестница.

Откуда вы узнали про то, что Митрофана застрелил король Испании?

— Мне сразу после отъезда короля всё стало известно. Все егеря в районах — наши, в моем подчинении. То есть, всю информацию об этой охоте я узнал от своих подчиненных. Там участвовали Вологодский районный отдел, Шекснинский отдел и Кирилловский. Три района участвовали в проведении этой охоты.

Вы им поверили?

— Как я могу им не поверить? Они всё это делали! Понимаете, для нас-то это дело неудивительное, эта охота-то была не первая.

Вы и сейчас уверены в правдивости этой информации?

— А как не уверен-то?

Какие-то «накаты», угрозы в ваш адрес были?

— Нет. Только в первые дни отключили служебный телефон в кабинете и каждый день пытались в командировку отправить, чтобы журналисты не встречались со мной.

Мне еще летом приписывали, что я две тонны овса украл в Тарногском районе. Но городской прокурор оказался порядочным человеком, он отказал им в возбуждении уголовного дела, потому что там всё — фикция, всё подстроено. Позже мне в областной прокуратуре еще раз это подтвердили, потому что они во второй раз пытались что-то там возбудить.

Если верить словам первого вице-губернатора, вы решили написать письмо губернатору из-за того, что вас хотели уволить.

— Нет! Меня, во-первых, уволить не за что, иначе давно бы уже уволили. Я трудовой распорядок не нарушаю, показатели у меня по работе — не к чему придраться, аттестацию очередную прошел, государственный чин получил, то есть, квалификационные экзамены я сдал. Спиртные напитки вообще не употребляю.

Значит, ваши обращения можно расценивать как честно выполняемую свою работу?

— Наболело уже! А случай с Митрофаном — это просто небольшая частность. Основная-то проблема — с распределением охотугодий. У нас в области местные охотники без угодий останутся вообще. Им некуда будет в лес ходить.

А эти вопросы разве не в вашем ведомстве решаются?

— Мы готовим только постановление. А оно готовится по экспертному заключению Филатова: основные права и полномочия в этом вопросе Россельхознадзору принадлежат. Кому он даст положительное заключение, на того мы и готовим постановление правительства...

И не объясняют причин?

— Экспертное заключение у них коротенькое. Пишут, допустим: соискатель соответствует предъявляемым требованиям или: соискатель не соответствует предъявляемым требованиям. Коротко и ясно.

Какой выход вы видите из сложившейся ситуации для себя?

— А мне-то чего из ситуации выходить? Я поступил, как считал нужным.

Но король заявил, что он не охотился...

— Король-то их сразу «кинул», а сам, говоря по-русски, «спрыгнул»... Но в «Российской газете» и «Российской охотничьей газете» еще 5 сентября всё черным по белому было написано: когда охотился, кого добыл... Почему-то в то время ни для кого это не было удивительно. Никто не опровергал центральные газеты целых два месяца.

Как я понимаю, отказываться от своих слов вы не собираетесь?

— Нет.

Глава первая. За кого боролся, на того и напоролся

Удивительные сюжеты подкидывает жизнь. Надо же было такому случиться, что 12 января 2007 года Сергей Старостин оказался в лесу с глазу на глаз не с лосем, на которого охотился, а с медведем. И застрелил его. А по следу охотника уже шли…

Итак, вот обстоятельства нового «медвежьего» дела.

Сергей Старостин вместе с двумя друзьями отправился охотиться на лося в Верховажский район. Там к ним присоединились два местных охотника, у которых были лицензии на добычу лося и медведя.

Выйдя к месту охоты на лося, бригада разделилась. Старостин в роли загонщика пошел по густому ельнику. И вдруг из-под ели ему навстречу поднялся… медведь. Известное дело: если медведь не спит (а дождливый январь выгнал в вологодские леса не одного такого шатуна), то с ним шутки плохи. Старостин — охотник опытный и медвежьи привычки знает. Время в подобных ситуациях ценится на вес золота. Старостин отскочил в сторону и вскинул карабин. Пули угодили медведю в грудь, и он замертво свалился у ног охотника.

В общем-то, дело обычное: десяткам охотников приходится сталкиваться в лесу с шатунами. А чудеса начались позже.

Уже минут через 15 из лесной чащи показались местный инспектор Госохотнадзора, сотрудник Россельхознадзора из Вологды и капитан милиции из Верховажья. Очень удачно эти трое очутились в нужном месте и в нужное время: Старостин не делал секрета из своей охоты ни в Вологде, где специально для этого оформил отпуск, ни в Верховажье.

Инспектор Госохотнадзора тут же принялся составлять протокол об административном нарушении: «При загоне лосей Старостин Сергей Валерьевич напоролся на медведя…»

Но со словом «напоролся» — то есть, натолкнулся, неожиданно встретился — получалась неувязочка: какое же тут, блин, административное нарушение! Это, можно сказать, несчастный случай для охотника!

И тогда инспектор недрогнувшей рукой написал: «напоролся на медведя, который находился в берлоге».

А теперь давайте представим, каким образом можно «напороться» на спящего в берлоге медведя. Только единственным — отыскать в чаще эту самую берлогу, разворошить ветки, плотно закрывающие для тепла ее вход, и всунуть в берлогу голову. А там — медведь! Вот и напоролся…

Вспомните, уважаемые читатели, вы знаете хоть одного сумасшедшего, который вот так полез бы в медвежью берлогу? Но инспектор Госохотнадзора, оказывается, знал. И этим человеком был не кто иной, как заместитель начальника управления по охране и развитию охотничьих ресурсов Вологодской области.

Зафиксировав в протоколе ярко выраженное слабоумие господина Старостина, инспектор завершил: «…и произвел отстрел медведя без лицензии и путевки на право добычи медведя».

Вот для чего понадобилась инспектору мифическая берлога!

Глава вторая. Следствие ведут мастаки

В тот же вечер 12 января инспектор Госохотнадзора, сочинивший протокол про берлогу, обратился в родной Верховажский РОВД с заявлением о привлечении Старостина к уголовной ответственности «за незаконную добычу медведя». Первый случай в истории Вологодской области!

А в ночь — с завидной оперативностью, несмотря на выходные дни! — в деревню Дьяконовскую из Вологды выехала за 270 километров целая следственная группа областного УВД из пяти сотрудников во главе с подполковником милиции. Как будто в лесу подстрелили не случайного медведя-шатуна, а члена партии «Единая Россия»…

В 8 утра в субботу, 13 января, ночевавшие в деревне Старостин и его охотничья бригада были задержаны объединенной следственной группой Верховажского РОВД и областного УВД. До обеда проводился осмотр места преступления и оставленной там охотниками медвежьей туши. Потом труп партийного символа перевезли в Верховажье и устроили официальное вскрытие с участием начальника районной ветлаборатории.

«Вскрытие показало»… Первое: Старостин стрелял в медведя с близкого расстояния и в грудь. Значит, медведь не убегал, а совсем наоборот — нападал. Второе: в туше мишки обнаружилась старая пуля, перебившая ему заднюю лапу и застрявшая в паху. А медведь-подранок, как известно любому охотнику, никогда не прощает человека…

Так что проколы в свеженародившемся «деле Старостина» обнаруживались один за другим. У охотника его бригады оказалась необходимая лицензия на добычу медведя. Ее «погасили» в день происшествия, 12 января, а в первый же рабочий день — 15 января — сдали, как положено, по месту выдачи.

Уголовное дело о «незаконной добыче» трещало по всем швам.

Глава третья. «А если бы он вез патроны?!»

Но упускать «добычу» было нельзя.

19 января старший дознаватель Верховажского РОВД возбудил в отношении Сергея Старостина еще одно уголовное дело — за то, что Старостин хранил охотничьи патроны, «свободный оборот которых в настоящее время запрещен».

Оно и ежу понятно, что заместитель начальника областного управления в свободное время не станет заниматься перепродажей боеприпасов и, значит, в их «свободном обороте» никоим образом не участвовать не может. А все охотничьи прибамбасы он официально покупает в соответствующих магазинах.

И не его вина, что одинаковые патроны образца 1943 года используются и в боевом пулемете РПК, и в охотничьем карабине «СКС». А в карабине «Тигр», с которым охотятся тысячи мирных россиян, — патроны, предназначенные для боевой снайперской винтовки СВД (т. е. образца 1891/1930 годов). А охотничий карабин «КО» вообще создан на базе знаменитой трехлинейной винтовки Мосина и заряжается теми же патронами.

Выходит, в патронном деле порядку нет? — спросит напуганный призраком терроризма читатель. Есть. Он установлен Федеральным законом «Об оружии», который запрещает на территории Российской Федерации оборот патронов с пулями бронебойного, зажигательного, разрывного или трассирующего действия. Эти пули имеют специальную отличительную окраску.

Но вся проблема для следователей-затейников, на мой взгляд, оказалась в том, что таких патронов у Старостина нет, и никогда не было. А те, которые Старостин добровольно сдал следователям, на внешний вид ничем не отличаются от продающихся сейчас в охотничьих магазинах. Только маркировка на них другая — ведь покупал их Сергей Валерьевич давным-давно. На одной из коробок даже остался «знак качества» СССР, которым удостаивали только продукцию гражданского назначения, но при этом наличествует надпись: «Патроны винтовочные». Вот так-то…

И никаких распоряжений о сдаче приобретенных ранее патронов к нарезному оружию и об обязательной замене их на «новые» наше государство не издавало.

Глава четвертая. Почем у нас заразная медвежатина

Очаровательную детскую непосредственность в «деле Старостина» продемонстрировал руководитель управления Россельхознадзора по Вологодской области господин Филатов. В свое время он тоже косвенно страдал от последствий охоты испанского короля, даже в больницу слег, когда началась всемирная шумиха. Приболел одновременно с первым вице-губернатором Громовым. Поэтому на их месте вряд ли кто-нибудь испытывал бы к Сергею Старостину братские чувства.

И господин Филатов, узнав о злодеянии Старостина, видимо, пришел в такое служебное негодование, что оценил ущерб, нанесенный злодеем природе Вологодчины, в один миллион и еще 110 тысяч рублей.

Тут у меня к господину Филатову три простых вопроса.

Первый: неужели каждый медведь, которого отстреливает, скажем, губернатор Вячеслав Позгалев, тоже стоит миллион с лишком?

Второй: может ли один килограмм медвежьего мяса, жира, потрохов и костей стоить дороже килограмма черной икры?

Третий: если максимальный штраф за браконьерский отстрел медведя в Вологодской области в 2006 году составил 21 тысячу рублей, то есть, в 53 раза меньше нынешнего, то неужели Президент России так нагло врет народу про низкую инфляцию?

Боюсь, не ответит мне господин Филатов. Лишь бы только снова в больницу не слег… Тем более что застреленный Старостиным мишка оказался еще и заразным. Трихинеллез, обнаруженный при анализе его туши в ветлаборатории Вологды, — болезнь для человека опасная. Поэтому согласно инструкции тушу вместе со шкурой после экспертизы немедленно сожгли.

Глава пятая. «Плюха» для господина председателя

А вот начальник Старостина — председатель комитета господин Клубов — не приболел, а наоборот — срочно ушел в отпуск. Но тоже из-за Старостина.

Забавная история, предшествовавшая этому, тоже поражает своей детсадовской шаловливостью.

Накануне предстоящей охоты Сергей Старостин написал официальное заявление на отпуск. 11 января председатель комитета господин Клубов издал приказ № 3-о, которым этот отпуск Старостину предоставил.

Потом случилась верховажская эпопея.

Выйдя в понедельник на работу, господин Клубов тут же ринулся «зачищать» ситуацию. 15 января он издает приказ № 4-о, которым отменяет предыдущий свой приказ № 3-о об отпуске Старостину «как незаконно изданный». И одновременно подписывает приказ № 7: «Считать прогулом без уважительной причины 12 января 2007 года Старостина Сергея Валерьевича… в связи с отсутствием его на рабочем месте в течение служебного дня».

Всё — клиент готов: не посадим, так выгоним за прогул по команде «Фас!».

Возможно, что простодушный господин Клубов за служебное рвение рассчитывал на премию. Но получил совсем иное, потому что, помимо курирующего комитет вице-губернатора Громова, в области оказалась и другая власть — федеральная, о наличии которой местные чиновники как-то редко вспоминают.

Государственная инспекция труда в Вологодской области вручила председателю комитета предписание — отменить приказы № 4-о и № 7 от 15 января. Да еще и оштрафовала его за нарушение трудового законодательства Российской Федерации.

Вот тут-то господин председатель и поспешил в отпуск. А его приказы отменял уже «и. о. председателя комитета». Искренне жаль! Было бы забавно наблюдать, как господин Клубов своим новым приказом отменял бы свой прежний приказ об отмене своего предыдущего приказа…

Глава шестая. «В огороде бузина…»

Возможно, все эти противные интрижки против неугодного чиновника так и остались бы «тайнами вологодского двора», но тут на авансцену выступил правительственный орган «Красный Север». И тайное сразу стало явным.

Старостина травят не просто так! Об этом кричал страшный черный заголовок статьи: «Охота на лося закончилась убийством медведя от руки С. Старостина» (такими большими буквами там не пишут даже про губернатора).

Старостина травят не просто так. В этом с первой же строки с простотой идиота (имеется в виду герой Достоевского) признался сам автор: «Не успела еще забыться нашумевшая история с якобы охотой короля Испании Хуана Карлоса, появившаяся с подачи заместителя начальника областного управления охраны охотничьих ресурсов Сергея Старостина, в которой он выступил в роли защитника будто бы невинно убиенного и чуть ли не ручного медведя, как сам Старостин оказался замешанным в скандале, связанном с убийством косолапого зверя…».

Старостина травят не просто так — вот собственноручная расписка в злопамятности: «Когда чиновник в ранге заместителя начальника областного управления сначала сочиняет небылицы о других охотниках, а потом ярко демонстрирует, какой он есть блюститель законов, и тут уже становится не до смеха» (во всех цитатах сохранен стиль «Красного Севера». — В. П.).

Да, ума вологодским чиновникам не занимать! В смысле — бесполезно: ведь даже если Старостин застрелил медведя, то это совсем не означает, что Хуан Карлос медведя не застрелил! И бесконечные охотничьи забавы своего губернатора они тоже никогда не назовут «убийством».

Звания «Самая большая глупость 2006 года» достойно сообщение губернатора о том, что испанский король примчался на Вологодчину через всю Европу посмотреть здесь видеофильмы о местной охоте. А затеянная местными дуралеями возня вокруг Старостина уверенно лидирует в аналогичной номинации года нынешнего, потому что подтверждает его правоту.

Глава седьмая. Эпилога пока не будет

«Доводы Старостина С. В. о том, что он совершил отстрел медведя в состоянии крайней необходимости в момент, когда медведь пытался напасть на него, подтверждаются объяснениями Шаляпина А. А., Армеева В. А., Вячеславова В. А. и не опровергнуты материалами проверки». (Из постановления заместителя прокурора Верховажского района юриста 2 класса Соловьевой Т. А. от 31 января 2007 года об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении Старостина С. В.).

«В действиях Старостина Сергея Валерьевича отсутствовал прямой умысел на незаконную добычу бурого медведя в урочище «Чисти» Верховажского района 12 января 2007 года. Доводы Старостина С. В. о том, что он во время охоты на лося вынужденно убил бурого медведя… в момент попытки нападения на него хищного зверя, никем и ничем убедительно по материалам проверки не опровергнуты… Принимая во внимание, что имеются достаточные данные, указывающие на отсутствие в действиях Старостина С. В. признаков преступления… отказать в возбуждении уголовного дела…» (Из постановления старшего дознавателя Верховажского РОВД майора милиции Шилова С. Ф.).

«Старостину С. В.
Сообщаю, что Ваше заявление поступило в прокуратуру Вологодской области, и по нему проведена проверка. Установлено, что в мае 2006 г. охотник… из Тарногского района на волчьем логове отловил 6 волчат. В Нюксенском районе охотник… в июле 2006 г. отловил 5 волчат. Указанные волчата были отвезены на базу опытно-охотничьего хозяйства в Шекснинском районе, где находились в вольерах для собак…

В своем объяснении Филатов А. А. пояснил, что распоряжение о направлении волчат на базу он отдал в целях исполнения нормы постановления Совета Министров РСФСР от 30 декабря 1963 года… Между тем… данное постановление утратило силу в связи с изданием постановления Совета Министров РСФСР от 01.08.1988 г.
Таким образом, распоряжение Филатова А. А. о содержании живых волчат на базе опытно-охотничьего не соответствовало действующему законодательству…В настоящий момент все волчата умерли, а их тела сожжены». (Из ответа прокуратуры Вологодской области от 26 января 2007 года на письмо Сергея Старостина).

Первые два фрагмента в комментариях не нуждаются.

Третий документ требует небольшого размышления. Зачем держать волчат в клетках? Для скрещивания с собаками, о чем говорил первый вице-губернатор Громов? Но от таких экспериментов ученые и охотоведы отказались еще в середине прошлого века — не удались опыты. Остается то, о чем говорят вологодские охотники и егери, — для организации охоты высокопоставленных стрелков на «подставных» волков.

Ну а за то, что господин Филатов до сих пор руководствовался «исполнением норм» 1963 года, отмененных двадцать лет назад, пусть болит голова у его московского начальства.

И еще — несколько цифр.

По состоянию на 29 января 2007 года из четырех с небольшим миллионов гектаров охотничьих угодий Вологодской области чуть более 2 миллионов закреплено за обществом охотников и рыболовов, а 1 миллион 871 тысяча — за частными организациями, большинство из которых контролируют московские и местные «элиты» промышленников и чиновников. Крупнейшие угодья контролируют Алексей Мордашов (ОАО «Северсталь», около 200 тысяч гектаров), кинорежиссер Никита Михалков (более 140 тысяч гектаров) и некое ООО «Ареал» (более 100 тысяч гектаров).

В Бабаевском, Белозерском, Вашкинском, Вожегодском, Вытегорском, Кадуйском, Кичм.-Городецком, Нюксенском, Сямженском, Тарногском, Тотемском, Усть-Кубинском, Устюженском и Череповецком районах местные охотники уже не имеют закрепленных за ними охотничьих угодий…

Владимир Панцырев

 

Источник. В печатной версии, вероятно, имелся дополнительный текст о расформировании ведомства, где работал опальный чиновник Сергей Старостин. Тогда становится понятным подзаголовок статьи.