Сюжет телеканала НТВ о скандале с королевской охотой, октябрь 2006 года 

Сюжет в передаче "Максимум" телеканала НТВ , 28 октября 2006 года 

Видеофрагменты встречи Сергея Старостина с журналистами
24 октября 2006 года

 

Медведь, Бурбон, монстр!

Журнал GQ (Москва), №1, январь 2007 г.

Вологодский чиновник обвинил короля Испании в убийстве пьяного медведя. Будучи другом всех медведей, особенно сильно пьющих, журнал GQ провел спецрасследование.

Журнал GQ Журнал GQ Журнал GQ Журнал GQ

Несколько месяцев назад полный упоительных тайн и дивных секретов мадридский двор оказался в центре международного скандала. Испанская газета El Mundo опубликовала запрос лидера левой партии «Каталони» в президиум конгресса Испании с требованием проанализировать все частные визиты короля Хуана Карлоса I из рода Бурбонов по приглашению президента Российской Федерации Владимира Путина. В тот же день газета La Republica разместила статью, заканчивающуюся словами: «Страсть короля Хуана Карлоса приводит к смущению до такой степени, что с некоторых пор все передвижения короля держатся в полной тайне». Скандальные публикации в испанской прессе стали кульминацией фантастической истории, которая претендует на безоговорочную победу в номинации «Бред года».

— Шкуру надо искать, шкуру! И тушу! Эксгумация установит дату смерти медведя!

Редакционный автомобиль GQ с неотвратимостью божественного возмездия мчится в Вологодскую область. Участники экспедиции азартно обсуждают подробности расследования. Если бы нас кто-нибудь послушал, в психбольницу немедленно сдали бы троих. Но тогда, справедливости ради, в лечебное учреждение следовало бы поместить пресс-службу короля Испании и чиновников областной администрации города Вологды. Уютная, обитая матрасами палата — идеальное место для дискуссий на тему «убил король Испании пьяного ручного медведя по кличке Митрофан или не убил?».

При въезде в Вологду нас ждет неприметная «Нива». Мы следуем за «Нивой» в глубь промзоны. Железные ворота закрываются, и мы оказываемся на территории занесенного снегом завода. Человек из «Нивы» молча проводит нас в здание администрации, и мы попадаем в красивый, обитый панелями темного дерева кабинет, увешанный охотничьими трофеями. Хозяин кабинета — крепкий серьезный мужчина — сетует, что вологодская ГАИ на днях ни за что ни про что лишила его прав. По мнению нашего собеседника, лишение прав было мелкой и подлой местью чиновников за то, что он поддерживает своего друга, заместителя начальника областного управления по охране и развитию охотничьих ресурсов Сергея Старостина.

Г-н Старостин — главный фигурант и зачинщик российско-испанского скандала — горестно качает головой. У него зловредные чиновники уже отобрали служебный мобильный телефон и, угрожая мщением, демонстрировали кипу уголовных дел (в том числе душераздирающий case о краже тонны овса), которые они заведут, если Старостин не перестанет возводить хулу на королевские и губернаторские особы.

— А я не перестану! — упорствует Старостин. — Митрофана застрелил испанский король. Только Его Величество этого не знал. А мне егерь рассказывал, как лично медведя водкой напоил и привез в цепях на овсяное поле.

— С этого места поподробнее…

Дон Хуан и бедный Митрофан

Для того чтобы передать рассказ господина Старостина во всей его нечеловеческой красоте, автору этих строк необходимы гусли-самогуды, пять стаканов косорыловки и эпический размах писателя Гоголя.  Без перечисленных опций коллизия бледнеет — ибо умом ее не понять. Тем не менее излагаю факты в порядке сгущения бредятины.

23 августа 2006 года король Испании Хуан Карлос I в сопровождении невестки принцессы Летисии и небольшой свиты прилетел спецрейсом из города Сочи в аэропорт города Череповца. В Сочи король встречался с президентом Путиным, который, как говорят, и рекомендовал заядлому охотнику Хуану Карлосу отправиться в Вологодскую область. В тот памятный день над Череповцом прошел дождь — сходя с трапа самолета, Хуан Карлос увидел две радуги. Встречающий высокого гостя губернатор Вологодской области г-н Позгалев в связи с этим позволил себе пошутить. «Ваше величество, — сказал губернатор, — мы так готовились к вашему приезду, что даже нарисовали на небе две полные радуги». Монарх улыбнулся.

Король и принцесса со свитой разместились в нескольких джипах и под охраной ФСБ и ФСО отправились в местечко Лимоново на базу отдыха «Глухариный дом», где пробыли 4 дня. 27 августа Хуан Карлос покинул Вологодскую область.

Чему посвятил свое пребывание в дивном Лимоново испанский король — есть тайна, покрытая мраком. Версии существуют разные. Вологодский губернатор, например, описал досуг Хуана Карлоса так: «У нас есть много фильмов из серии «Мир вокруг нас». Вот их мы ему показывали». Однако на сегодняшний день доподлинно известно, что ночь с 24 на 25 августа заядлый охотник Хуан Карлос провел не за просмотром познавательных DVD, а на «лабазе» — специальной охотничьей вышке — среди овсов Вологодской области. С карабином и прибором ночного видения в руках испанский монарх ожидал свою излюбленную добычу — бурого медведя. Монаршее ожидание было вознаграждено — в предрассветных сумерках на овсяное поле нетвердой походкой вышел медведь. Хуан Карлос прицелился и выстрелил. Медведь упал.

Как оказалось позже, удачливому выстрелу монарха способствовал не только его сорокалетний охотничий опыт, но и то обстоятельство, что объект охоты — 150-килограммовый бурый медведь был мертвецки пьян.

Mitrofangate

— Думаю, что именно пьянство медведя больше всего оскорбило пресс-службу короля Испании, — говорит Старостин, — но я ведь писал губернатору, что медведя напоили не для того, чтобы поглумиться над Его Величеством, а чтобы благополучно привезти зверя к месту охоты.

Выдержки из письма охотника Старостину губернатору Вологодской области процитировали десятки газет — российских и западных. Вслед за коллегами мне также трудно удержаться от соблазна привести выдержки из этого замечательного документа.

«Отвратительная инсценировка сопровождала охоту короля Хуана Карлоса. Фальсификаторы принесли в жертву добродушного и веселого медведя по кличке Митрофан. Медведя посадили в клетку и привезли к месту охоты. Его щедро напоили водкой, смешанной с медом, и вытолкали в поле. Естественно, грузное пьяное животное стало легкой мишенью. Его Величество Хуан Карлос уложил Митрофана с первого выстрела».

Выдержки из письма губернатору попали в газеты. С этого момента события вокруг королевской охоты стали развиваться в совершенно гоголевском русле, пока не приобрели масштабы космического идиотизма.

Первой косяка дала пресс-служба короля Испании. Прочитав про пьяного медведя, сотрудники королевского пресс-ведомства зачем-то сделали официальное заявление о том, что король Испании вообще не был в августе 2006 года в Вологодской области. Это была big mistake. Тем более что в российскую глубинку король прилетел от президента Путина, о чем губернатор Вологодской области говорил в интервью. Вот как губернатор Позгалев описал подготовку вологодских властей к королевскому визиту: «Я чуть с ума не сошел. Визит монарха крупного европейского государства… Что бы случилось, мне бы голову оторвали с мясом, но все прошло без сучка без задоринки».

Между тем мадридский двор без особого успеха отражал журналистские атаки. Королю припомнили все: и охоту в компании генерала Франко — хотя дело было 40 лет назад, и скандал с убийством 8 медведей в заповедных лесах Румынии, и то, что любимый объект охотничьей страсти монарха — бурый медведь — давно находится под охраной Бернской конвенции и охота на него в большинстве цивилизованных стран запрещена. Исключения составляют такие уютные нашего мира, как Румыния, Казахстан и Россия.

Вспомнили и о том, что Хуан Карлос — почетный президент WWF, а его супруга королева София защищает животных до такой степени активно, что запрещает дамам являться на свои приемы в мехах. Еще более активная защитница животных Брижит Бардо написала Хуану Карлосу открытое письмо с призывом «Сложить оружие!». Оценив масштабы катастрофы, королевские решили взять тайм-аут и замолчали вообще.

В этот тяжелый для мадридского двора момент на помощь монарху неожиданно пришла пресс-служба вологодского губернатора. Российские чиновники смело заявили, что Хуан Карлос действительно был в Вологодской области, но не охотился. Однако уже на следующий день, будучи приперты к стенке, государевы люди изменили показания. Хуан Карлос охотился, но медведя не убивал. К стенке чиновников в числе прочего приперли местные жители, которые заявили, что в конце августа по живописным берегам озера Кубенского действительно прогуливался король — «очень высокий интересный мужчина с немного плоской головой». Следующая версия была такова: король медведя убивал, но не пьяного и ручного, а трезвого и дикого. Но тут коварные испанские социалисты задали вопрос на засыпку: а если так, то куда делся безобидный и ласковый ручной медведь Митрофан, проживавший с сожительницей медведицей Машкой?

Есть мнение, что Митрофанова шкура украшает королевский дворец Зарзуэла. Не в силах парировать эту зловредную инсинуацию, чиновники администрации Вологодской области сначала попытались поочередно признаться в собственноручном убийстве Митрофана, а затем и вовсе затихарились, здраво рассудив, что иногда кое-кому лучше жевать, чем говорить. Губернатор Позгалев создал межведомственную комиссию по расследованию инцидента, которая засекретила всю информацию. Несмотря на эти в высшей степени осмысленные шаги, по области пополз слух, что убиенный Митрофан будет стоить губернатору третьего срока — дескать, из Кремля уже кто надо позвонил и этот «кто надо» выражался в адрес вологодского чиновничества очень нехорошими словами. Потому как чиновничество совершило самый страшный на свете грех — но поставило в неловкое и даже смешное положение президента Путина.

Медвежий угол

— Девушка, ну что вы от меня хотите? — плачущим голосом с мягким вологодским акцентом говорит егерь в камуфляже. Именно этому человеку, по словам Старостина, пришлось поить Митрофана. — Я же вам сказал, водкой можно напоить всякого, у кого есть рот.

Вести расследование охоты Хуана Карлоса оказалось чрезвычайно хлопотным занятием. Вроде бы я сделала все возможное — под видом подружки местного таксидермиста пробралась на конкурс охотничьих собак в эпицентр происшествия — охотхозяйство Омогаевское, где жил Митрофан. Стоя на морозе, честно наблюдала сцену учебной потравы собаки породы лайка вдовы Митрофана — медведицы Машки. Опытная Машка сидела на своей большой попе и вяло отмахивалась от собак похожими на балалайки лапами.

Я узнала множество подробностей медвежьей охоты — например, чтобы разбудить медведя зимой, охотники кидают в берлогу потную шапку. Мне рассказали также, что все российские звери в зависимости от размера и ценности разделены на «федеральных» и «областных». Например, лось — федеральный, а барсук — областной. Вот оно, истинное торжество вертикали! Выяснилось также, что вологодские охотники очень обижены на московских, точнее, околокремлевских. Последние беззастенчиво захватывают местные охотхозяйства, пользуясь поддержкой областной администрации, которая «вертикальным» не может отказать. По словам охотников, свои охотхозяйства в Вологодской области имеют г-да Шойгу, Громов, Михалков, а также работники РАО ЕЭС, генеральный директор «Северстали» и так далее.

Я сказала, что не вижу в этом ничего странного — среди нынешней российской элиты иметь охотничьи угодья столь же «комильфо», как домик в Лондоне и красивую яхту.

— Комильфо-то оно комильфо, — задумчиво сказали егеря, — но странные все-таки в Москве живут люди. Вот Михалков Никита недавно приезжал. 45 гусей подстрелил, всех в машину сложил и домой в Москву увез. А человек вроде небедный…

Приветливость охотников немедленно улетучилась, стоило мне произнести магическое имя Митрофан. Егеря явно уже получили люлей за разговорчивость, так на наивный вопрос подружки таксидермиста: «Ну что, водкой медведей поите?» был получен мрачный ответ: «Нет, мы ее сами пьем!»

Между тем вопрос был не праздным. В областной прессе разгорелся научный диспут: можно ли напоить медведя или нет? Вице-губернатор г-н Громов высказался так: «Как можно в лесу сесть и напоить медведя? Это можно зайца, кролика. Но ведь это медведь! Полный абсурд!» В ответ Старостин привел выдержки из работы авторитетного биолога:

— Понимаете, водка нужна была, чтобы медведя на цепь посадить, погрузить в машину и привезти на место. Так что на поле Митрофан был уже не пьян, а скорее с похмелья.

Кто убил Митрофана?

Едва вернувшись из охотничьих угодий, я выяснила, что в отличие от бесконечной волынки про Лору Палмер триллер «Хуан и Митрофан» близок-таки к развязке. Светлые головы в обладминистрации наконец посетил долгожданный креатив, как выгородить короля и губернатора из неприятной истории. Была выдвинута версия, устраивающая, похоже, всех. Оказалось, что медведь распрощался с жизнью не в августе — когда имела место королевская охота, а полтора месяца спустя. Потому что, во-первых, был бесплоден, а во-вторых, стал на глазах дичать. Застрелил Митрофана владелец охотхозяйства Омогаевское Горохов, о чем он рассказал Вологодскому телевидению. Рискуя утомить читателей, я все же позволю себе цитату:

«Корр.: В СМИ сообщалось, что Митрофан был медведем веселым, ласковым…

Горохов: Митрофан по натуре был очень злобный, затравленный медведь… Он захотел выйти из клетки. Мы пытались его запихнуть обратно, вот, но у нас, увы, ничего не получилось. Пришлось применить к нему оружие. Вот. Потому что не было выхода другого.

Корр.: Плохой характер Митрофана, агрессивное поведение зверя и попытка вырваться на свободу во время ремонта клетки вынудили Игоря Горохова застрелить зверя».

В ответ на вопрос о шкуре и туше г-н Горохов сообщил, что и то и другое он сжег. Место, где был предан огню Митрофан, начальник охотхозяйства вспомнить не может.

Гусли смолкают. Занавес.

Эпилог

На месте подданных Испании я бы уже бежала, теряя тапки, устанавливать в центре Мадрида памятник губернатору Позгалеву и всей его администрации — потому что за последние полвека никто не проявил такого рвения в деле защиты доброго имени испанского короля. Однако вместо того, чтобы собирать деньги на малахитовый постамент с позолотой, неблагодарные гишпанцы сообщили по секрету всему свету, что их король Хуан Карлос ни в какую Россию охотиться больше не поедет, а поедет он теперь к Назарбаеву, потому что у того медведи хоть и помельче будут, зато трезвые. Эти слова не были приятны кремлевским стратегам, которые тратят сотни миллионов долларов на создание имиджа России как цивилизованной страны, где по улицам не ходят пьяные медведи. В этой связи у меня есть предложение к вологодской администрации. Поскольку версия об убийстве ручного Митрофана, вдруг оказавшегося диким, явно не самая удачная из семнадцати предыдущих, я предлагаю изменить показания. Ведь даже самому слепоглухому младенцу ясно, что медведь застрелился сам. О чем оставил на бересте предсмертную записку. Местонахождение записки — тема нашего следующего журналистского расследования. Если канал Russia Today не перехватит тему.

Ксения Соколова

 

Песня о королевской охоте

(исполняется печальным голосом на мелодию
«Из-за острова на стрежень»)

В иностранско-басурманской
Чужедальней стороне
Жил да был король испанский,
Понимая толк в вине.

Сын Хуана де Бурбона
И Марии де Бурбон,
В соответствии с законом
Управлял страною он.

По утрам писал чего-то,
Днем — указы издавал,
А еще любил охоту,
Бил что видел, наповал.

Уходи с дороги, заяц,
Лось, кабан и павиан!
На тебя, лесной мерзавец,
Вышел доблестный Хуан.

Стены всех его покоев,
Знаю из людской молвы,
Украшали не обои,
А слоны, бобры и львы.

Ну не целые, конечно
(Тут не хватит и дворца),
Просто головы сердечных,
Так сказать, овал лица.

Но король грустил все чаще:
Вы поймите, грустно ведь,
Что в лесной испанской чаще
Не встречается медведь.

Наш король аж есть не может:
Среди чучел на стене —
Ни одной медвежьей рожи,
А медведи — лишь во сне.

Он совсем бы обессилел,
Он зачах бы и угас,
Но услышал, что в России
Есть медведи — высший класс.

Он двустволку заряжает.
Как положено, картечь.
Всех придворных собирает
И толкает с трона речь:

— О медведе я мечтаю,
И поэтому, друзья,
Я в Россию улетаю,
В вологодские края.

Там, среди лесов дремучих
Я взведу тугой курок,
И тотчас медведь могучий
Свой закончит жизни срок.

Дальше все пошло по плану.
Ну, короче говоря,
Через день — уже стаканы,
Гнус, болото, егеря.

Там на дереве — домишко,
Над землею метрах в двух,
Чтобы не учуял мишка
Короля Хуана дух.

Утро. Тихая поляна.
В тузик надо, но — терпеть!
Тут выходит на Хуана
Их Величество Медведь.

Не особо вышел ростом
Вологодский великан,
Так себе, заморыш просто,
Но зато… мертвецки пьян!

Он шатается, икает,
Странно крутит головой,
То моргнет, то засыпает,
И — как будто — не живой.

У него на шее — бантик,
Любо-дорого глядеть.
— Отверните с пивом крантик, —
Как бы говорит медведь.

Но монарху это — пофиг
(Даром, что ли, звать — Хуан),
Он же по охоте профи,
Да и сам махнул стакан.

В общем, прогремел ужасный
Залп из сразу двух стволов
И зверюге неопасной –
Прям меж пьяненьких шаров.

Так окончил жизни сагу
Добрый мишка Митрофан,
А убил его, беднягу,
Понаехавший Хуан.

В королевском будуаре,
Говорят, висит сейчас
Митрофановская харя,
Пуча пару пьяных глаз.

Разбираться неохота,
Кто медведя напоил.
Королевская охота!
Все старались что есть сил.

Я сначала думал: странно,
Может быть — ошибка тут,
Но потом решил: Хуаном
Просто так не назовут!

Если так пойдет, то — тяжко:
Мы животное «медведь»
На конфеточных бумажках
Только будем лицезреть.

Это же хозяин леса,
Не корова, не баран.
В общем, поступил нечестно
Их Величество Хуан.

Андрей Орлов (Orlusha)