Сюжет телеканала НТВ о скандале с королевской охотой, октябрь 2006 года 

Сюжет в передаче "Максимум" телеканала НТВ , 28 октября 2006 года 

Видеофрагменты встречи Сергея Старостина с журналистами
24 октября 2006 года

 

Испанская баллада

Газета «Премьер» (Вологда), №44 (476) от 1 ноября 2006 г.

В Вологодскую область журналиста газеты «El Mundo» Даниэля Утрилья привел скандал с королевской охотой. Из Вологды Даниэль увез два бочонка «Вологодского масла» и мягкую игрушку — медведя, которого назвал «Митроффан». Именно так в испанской интерпретации звучит старинное русское имя

Один сумасшедший

Когда коренной мадридец Даниэль Утрилья заявил родителям, что поедет работать в Россию, они решили, что сын помутился рассудком. Никаких русских корней в семье почтового чиновника Утрилья отродясь не водилось, и откуда у сына тяга к «стране диких медведей», оставалось только догадываться. С тех пор Даниэль о себе так и говорит: «Я у них один такой сумасшедший!» У Даниэля два брата — художник и музыкант.

«Меня с детства влекла Россия, — говорит испанский журналист. — Особенно интересно было узнавать, какой была ваша страна до того, как свершилась революция 1917 года. Мне кажется, она была удивительной: красивой, изысканной, утонченной и в то же время могучей».

После окончания школы Даниэль поступил в мадридский университет на факультет журналистики и поставил цель уехать работать в Москву. Он брал уроки русского, хотя найти в Мадриде преподавателя было невероятно сложно. Кроме того, удовольствие читать русских классиков в оригинале стоило довольно дорого.
Даниэль побывал в Санкт­Петербурге на курсах русского языка. А после окончания университета устроился работать в одну из самых авторитетных европейских газет — испанскую «Эль Мундо» и в 25 лет был официально назначен ее специальным корреспондентом в России. К тому времени испанец говорил по­русски без ошибок, лишь с легким акцентом.

По испанским меркам

С тех пор жизнь Даниэля делится на две части — одна русская, а вторая — испанская. Он живет одновременно в двух часовых поясах, ведь когда в России заканчивается рабочий день, в Испании все только приходят с обеда.

«У нас дома обедают 2­2,5 часа, — поясняет Даниэль. — Это неторопливая трапеза, обычно где­нибудь рядом с офисом в ресторане, под разговор и бокал красного вина. В России все не так. Иногда обед — это лишь пирожок, а иногда времени не хватает даже на стакан чая».

В один из визитов на родину, которые он совершает три раза в год, Даниэль попросил свою маму научить его готовить. «Наш офис расположен в самом центре Москвы, на Чистых прудах, — поясняет журналист. — Это обычная квартира, в которой одна комната отведена под корпункт газеты. А в остальных я и живу. Поэтому имею возможность готовить еду сам». Например, знаменитую испанскую паэлью.

Испанский журналист пока холост, ведь в Европе не принято жениться раньше чем в 33­35 лет. Только к этому возрасту человек в состоянии прокормить свою семью. Кто станет его суженой, Даниэль еще не знает, но не исключает, что вовсе и не испанка.
Москва, по словам Даниэля, очень похожа на его родной Мадрид. Особенно ценами. В Мадриде, точно так же, как и в Москве, недвижимость невероятно дорога — около 3 тысяч долларов за квадратный метр. «Мой друг купил себе хорошую квартиру в престижном доме, — рассказал Даниэль. — Но рассчитываться будет до 70 лет. Я пока не могу себе этого позволить».

А еще журналист жалеет российских пенсионеров. На пенсию, которую платят россиянам, прожить сложно. У его отца — простого почтового служащего — пенсия больше 500 евро в месяц. «Ничем не отличается от его зарплаты, которую отец получал, когда работал. У нас все пенсионеры обеспечены лучше, чем в России», — поясняет Даниэль.

Зато в России есть явное преимущество, к которому испанец долго не мог привыкнуть. «Я страшно удивлялся, когда звонил из одного конца Москвы в другой, и это было бесплатно! — Абонентскую плату Даниэль не считает, настолько она мизерна. — В Испании телефонная связь очень дорогая. Я могу позволить себе разговаривать по домашнему телефону с родителями не дольше 10 минут. И все равно это невероятно дорого! А еще очень много нужно платить за свет. Поэтому, если сравнивать среднюю заработную плату в России и Испании, то после проплат за телефон и свет она покажется почти что одинаковой».

Король бы не смог

Работы у спецкора крупной газеты в России много. Испанскому народу очень интересно знать, какую роль играет сейчас наша страна в мировой политике. Даниэль общается со всеми — от министров до сектантов — был и такой опыт, когда он обнаружил в Москве секту, члены которой считают своим Богом испанского диктатора Франко.
В Вологду Даниэля привела история, приключившаяся с медведем Митрофаном, бесследно пропавшим после охоты испанского короля Хуана Карлоса. «Испанцы очень любят короля, — поясняет Даниэль свой интерес к нашей глубинке. — И все знают, что он заядлый охотник. Он еще молодым с Франко ходил на охоту».

Испанский журналист не верит, что его король способен на убийство ручного животного. «Мы сначала восприняли это вообще как анекдот. Ведь Россия ассоциируется с медведями и водкой. А тут — пьяный медведь». Следов Митрофана он так и не нашел, зато увез массу впечатлений о Вологодской области. Журналист даже записал легенду об острове Спасе­Каменном на Кубенском озере, где якобы был зачат сам Иван Грозный.

«Когда­нибудь историю королевской охоты на ручного медведя тоже будут излагать как легенду. А возможно, это легенда и есть», — улыбнулся на прощание Даниэль и уехал в Москву писать репортаж для воскресного выпуска газеты «Эль Мундо».

Юлия Лаврова

Статья на сайте газеты